РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В КОНЦЕ XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIXв. 1 страница

Социально-вкономическое развитие России в первой половине XIX в.

Важнейшей особенностью социально-экономического развития России в первой половине XIX в. (или, как принято говорить, в предреформенные годы) являлся прогрессирующий процесс разложения феодально-крепостнической системы. Начало этого процесса можно отмести ко второй половине XVIII в., более отчетливо он стал проявляться в последнее его тридцатилетие. В 30-50-е годы XIX в. противоречия между старыми феодальными производственными отношениями и развивающимися производственными силами общества достигают степени конфликта, т.е. перерастают в кризис феодального способа производства. В недрах крепостнической системы в этот период развивались новые капиталистические отношения.

Современная отечественная историография отказывается от бытовавшей ранее трактовки кризиса феодально-крепостнической системы как времени состояния полного упадка. Наряду с кризисными явлениями (регрессивными процессами, происходившими в помещичьей деревне, базировавшейся на крепостном труде) наблюдалось и заметное развитие производственных сил. Правда, происходило оно прежде всего на базе мелкотоварного и капиталистического производства.

Сельское хозяйство

В условиях аграрной страны эти процессы наиболее рельефно проявлялись в сельскохозяйственной сфере. Для феодализма в целом характерна феодальная собственность на землю (помещика или феодального государства) при наличии мелкого крестьянского хозяйства, имевшего свой земельный надел и другие средства производства и включенного в экономическую структуру хозяйства феодала. При этом хозяйство носило натуральный характер, а принуждение было внеэкономическим (личная зависимость крестьянина от помещика), свойственным для этого способа производства был и низкий рутинный уровень применяемой техники.

Россия с ее практически неограниченными природными и людскими ресурсами развивалась в первой половине XIX в. весьма медленно. Рост товарно-денежных отношений, вызывавший заинтересованность помещиков в повышении доходности своих хозяйств, при сохраненни барщинной формы эксплуатации неминуемо вел к расширению собственной запашки помещика. Происходить это могло либо за счет распашки других угодий (лесных массивов, покосов и т.п.), либо за счет сокращения земельных наделов крестьян. В первом случае это зачастую приводило к нарушению сложившегося баланса в структуре угодий, сокращению поголовья скота (и, как следствие, снижению количества удобрения, выносимого на поля). Во втором – подрывалась экономика крестьянского хозяйства. В России в первой половине XIX в. наблюдались случаи, когда помещики вообще отбирали землю у своих крестьян, переводя их на месячный паек («месячину»). Крестьяне не были заинтересованы в результатах своего труда, что вызывало падение его производительности. В процентном отношении количество барщинных хозяйств не только не сокращалось, но даже несколько выросло.



В оброчных хозяйствах усиление эксплуатации приводило к увеличению размеров оброка, который к тому же все чаще помещики взимали в денежной форме. Резкое увеличение размеров оброка заставляло крестьян отрываться от земли и искать заработки на стороне,что также понижало уровень сельскохозяйственного производства.

Для крепостного хозяйства этого периода были характерны обеднение крестьянства, рост задолженности крестьянских хозяйств помещикам, принимавший хронические формы. В неурожайные годы, которые систематически повторялись в России, эти хозяйства оказывались совершенно беспомощными и постоянно балансировали на грани разорения.

Не лучше обстояло дело и в помещичьих хозяйствах. Средства, получаемые российским дворянством от эксплуатации своих крестьян, редко вкладывались в хозяйство, бездумно растрачивались и выбрасывались на ветер. К 1859 г., по данным С.Я.Борового, 66% крепостных крестьян в России были заложены и перезаложены в кредитных учреждениях (по некоторым губерниям эта цифра доходила до 90%).

Капиталистические элементы в сельском хозяйстве развивались весьма медленно. Это было обусловлено, прежде всего, тем, что огромные массивы земли, принадлежавшие помещикам и казне, фактически были исключены из товарного оборота. Земельный фонд, на котором могли развиваться капиталистические хозяйства, оказался весьма ограниченным (земля арендовалась или занимались земельные участки в колонизуемых регионах).

Однако, несмотря на кризисные явления, сельское хозяйство России развивалось и в этот период. Особенно заметно поступательное движение в конце XVIII и в первой трети XIX в. Современные историки объясняют это тем обстоятельством, что феодальная система хозяйствования еще полностью не исчерпала своих возможностей.

Хотя валовой сбор зерновых за этот период увеличился примерно в 1,4 раза, эти успехи были достигнуты в основном экстенсивными методами – за счет увеличения посевных площадей. Осваивались южные и юговосточные степные районы: область Войска Донского, Южная Украина (по расчетам В.К.Янунского площади под пашней увеличились здесь более чем в три раза). Важно отметить, что юг России становится районом интенсивной колонизации, здесь более высокими темпами развивалось свободное предпринимательство, а хлеб через черноморские порты вывозился на экспорт. Расширялись посевные площади на Среднем и Нижнем Поволжье, однако местный хлеб поступал в основном на внутренний рынок.



Урожайность зерновых культур была еще крайне низкой, в обычные годы она составляла сам 2,5-3 (на одно зерно посева 2,5-3 зерна урожая), агрономические приемы были весьма неразвиты (господствовало традиционное трехполье – яровые – озимые – пар, в лесистых районах севера и северо-запада страны было распространено подсечное земледелие, в степной полосе – залежная система). Однако попытки поднять сельск охозяйственное производство наблюдались в этот период все чаще. В Россию из-за границы выписывалась сельскохозяйственная техника, появлялись и местные изобретения (льнотрепальная машина крестьянина X.Алексеева, сенокосная машина А.Хитрина), которые выставлялись на сельскохозяйственных выставках. Создавались земледельческие общества, принимавшие меры по подъему сельского хозяйства. Однако в рамках страны все эти меры были весьма незначительны. По новейшим расчетам интерес к таким усовершенствованиям проявляли всего 3-4% помещиков, среди крестьян они встречались гораздо реже.

Промышленность

Наиболее заметным явлением в развитии русской промышленности стало начало промышленного переворота. В техническом плане он выразился в переходе от мануфактуры (где уже наблюдалось внутрипроизводственное разделение труда и частично применялось водяное колесо) к фабрике, оборудованной паровыми двигателями. Социальный аспект состоял в том, что в ходе промышленного переворота происходило быстрое формирование двух классов капиталистического общества – промышленного пролетариата и буржуазии.

В отечественной историографии существуют различные точки зрения относительно времени начала и завершения промышленного переворота. Так, С.Г.Струмилин считал, что промышленный переворот в России завершился еще до отмены крепостного права, в отличие от него П.Г.Рындзюнский предполагал, что переворот происходил в 60-90-е годы XIX в. Большинство историков относит его начало к 30-40-м годам XIX в., связывая его с распространением на транспорте и в промышленности паровых машин.

По новейшим подсчетам, на рубеже 50-60-х годов XIX в. фабрики составляли около 18% от общего числа крупных предприятий, на них было занято почти 45% всех рабочих (почти 300 тыс. человек).

Крепостное право в России задерживало как техническое переоснащение предприятий, так и формирование пролетариата. Широкое применение новой техники требовало перехода к наемному труду, но труд крепостных и посессионных рабочих обходился дешевле, чем затраты на механизацию производства и покупку рабочей силы. Противоречие заключалось и в том, что, будучи более дешевым, такой труд был гораздо менее производительным по сравнению с трудом вольнонаемных рабочих. В то же время значительная часть этих рабочих состояла из крепостных крестьян, отпущенных на оброк.

Несмотря на тормозящее влияние крепостного права, развитие промышленности с началом промышленного переворота значительно ускорилось, однако от европейских стран Россия в это время отставала все больше и больше (особенно заметно это было при сравнении количества продукции, приходящейся на душу населения).

Транспорт

Важные прогрессивные изменения произошли в России в области транспорта. В первой половине XIX в. в стране появились железные дороги: Царскосельская (1837), Варшавско-Венская (1839-1848), Петербургско-Московская (1843-1851). В предреформенвые годы было построено свыше 8 тыс. верст шоссейных дорог. Однако этого было явно недостаточно для огромной страны. Основная масса грузов по-прежнему перевозилась по воде. На рубеже XVIII-XIX вв. была построена система каналов, связавшая Волгу с Балтийским бассейном (Мариинская и Тихвинская системы), Днепр через Огинский, Березинский, Днепровско-Бугский канал был связан с западными реками. Заметно выросло число пароходов. Первый пароход был испытан на Неве в 1815г., а в 1860 г. по рекам, озерам и морям России плавало уже более 300 пароходов.

Торговля

Одним из важнейших процессов, характеризующих социально-экономическое развитие России, было складывание единого всероссийского рынка. В современной исторической литературе существуют разные точки зрения по этому вопросу. И.Д.Ковальченко и Л.В.Милов относят образование единого всероссийского рынка к 80-м годам XIX в., Б.Н.Миронов признает функционирование общероссийского товарного рынка уже в конце XVIII в., отмечая, впрочем, его отличительные черты по сравнению со всероссийским капиталистическим рынком (в частности, невысокую степень проникновения товарных отношений в аграрный сектор экономики).

Важной формой торговли в первой половине XIX в. были ярмарки. Торговые обороты некоторых из них оценивались в десятки миллионов рублей. Крупнейшими ярмарками России были Нижегородская, Ирбитская (в Сибири), Коренная (под Курском), многочисленные украинские ярмарки – общее число ярмарок приближалось к 4 тыс. Следует, однако, отметить, что наряду с ярмарками успешно развивалась и постоянная (магазинная) торговля, широко развита была и торговля вразнос.

Развитию товарно-денежных отношений в стране способствовало образование хозяйственных регионов, специализировавшихся в различных отраслях промышленного и сельскохозяйственного производства. Различия между регионами отчетливо прослеживаются в первой половине XIX в. Одним из важнейших для экономики страны был в это время Центрально-промышленный регион, включавший Московскую, Владимирскую, Калужскую, Костромскую, Нижегородскую, Тверскую, Ярославскую губернии. Здесь были расположены крупные торговые и промышленные центры страны, в деревнях широкое распространение получили промыслы, значительное развитие имело и сельское хозяйство. Центрами горной и металлургической промышленности были Урал и Приуралье, где находились крупные заводы, к которым были приписаны крепостные крестьяне и сотни тысяч десятин земельных угодий. Северо-западаый регион (С.-Петербургская, Новгородская и Псковская губернии) тяготел к столице – крупнейшему торговому, промышленному и административному центру страны. В Новгородской губернии были широко распространены самые разнообразные крестьянские промыслы, в Псковской губернии особое значение приобретает выращивание и обработка льна, который вывозился не только на внутренний рынок, но и за граничу. Центрально-черноземный регион (Воронежская, Курская и др. губернии черноземной полосы) был земледельческим районом с отчетливо выраженной барщинной системой хозяйства, именно здесь наиболее сильны были крепостные порядки, сдерживающие поступательное экономическое развитие. На севере страны, с его редким населением и слабо развитой промышленностью, практически не было помещичьего землевладелия. В Архангельской, Вологодской, Олонецкой губерниях огромные лесные массивы во многом определили и характер хозяйственной деятельности (охота, рыболовство, подсечное земледелие), постепенно расширялось в регионе торговое животноводство. Интенсивно развивалось сельское хозяйство в Прибалтике и Литве, где значительных размеров достиг экспорт сельскохозяйственной продукции за границу. Многопрофильное сельское хозяйство велось на Украине, однако и здесь и в Белоруссии преобладали барщинные помещичьи хозяйства. Районами интенсивной колонизации были юг России, степное Предкавказье, Поволжье.

Образование хозяйственных регионов было важным показателем развития специализации, оно способствовало подъему экономики в стране, общественному разделению труда и повышению его производительности.

Изменения в социальной структуре общества

Одним из симптомов кризиса крепостничества стало сокращение удельного веса крепостных крестьян. Если в начале XIX в. крепостные крестьяне составляли большинство населения страны, то к концу 50-х годов их доля снизилась до 37%. Скорее всего это объясняется не столько сокращением естественного прироста крепостного населения России, сколько переводом крепостных в другие сословия.

Несмотря на то что Россия по-прежнему оставалась сельской страной (к середине XIX в. численность городского населения составляла примерно 8%), тенденция к росту количества городов проявлялась весьма определенно. Общее число городов за 50 лет увеличилось с 600 до 1000, а количество горожан выросло в 2,2 раза. Это существенно превышало рост населения в целом.

Рост экономики страны, в том числе и определенный подъем производительных сил в деревне, способствовали развитию процесса социального расслоения в среде крестьянства. Он был связан с выделением так называемых «капиталистых» крестьян, занимавшихся торговлей, ростовщичеством, предпринимательством, которые эксплуатировали труд других крестьян. Иногда такие крестьяне сами приобретали крепостных, записывая их на имя своего помещика. Этот процесс шел в дореформенный период весьма медленно и существенно различался у разных групп крестьян. Так, у государственных крестьян он шел гораздо быстрее, чем у крестьян помещичьих. В оброчной деревне он проявлялся более отчетлово, чем среди крестьян, находившихся на барщине. По-разному он протекал в отдельных губерниях России.

Результатом социально-экономического развития в рассматриваемый период стало формирование новых социальных слоев – промышленных рабочих и буржуазии. Русский наемный рабочий в это время чаще всего был либо помещичьим крестьянином, отпущенным в город за оброком, либо государственным крестьянином, также еще тесно связанным со своей деревней, землей, общиной.

В среде буржуазии преобладали торговцы, купечество, которые все чаще начинали вкладывать деньги в предпринимательство. Среди русских предпринимателей были и состоятельные крестьяне, владевшие тысячами и десятками тысяч рублей, но в то же время зачастую остававшиеся крепостными людьми. Многие из них пытались выкупиться на волю, уплачивая крупные суммы денег.

Внутренняя политика Павла I

После смерти Екатерины II (1796) императором стал ее сын Павел I (1796-1801). Время его правления в отечественной историографии оценивается поразному. Этому способствовал и противоречивый характер императора (он был неуравновешен и неврастеничен, подвержен припадкам ярости, граничившим с безумием), и сложное время, на которое пришлось это короткое царствование. Выдающийся русский историк В.О.Ключевский писал, что новый император принес на престол «не столько обдуманных мыслей, сколько накипевших при крайней неразвитости, если не при полном притуплении политического сознания и гражданского чувства, и при безобразно исковерканном характере горьких чувств». В то же время в некоторых исследованиях этот период противопоставляется последним годам царствования Екатерины II как время преобразований, «справедливости и строгости».

Царствование Павла пришлось на те годы, когда в России множились признаки будущих политических потрясений. Новый император видел перед собой призрак пугачевщины (пережитой его матерью), симптомы революции (об этом ему напоминали французские события и судьба казненного Людовика XVI) и опасность государственного переворота (жертвой дворцового заговора стал в свое время его отец – Петр III). Идея удержать и усилить самодержавную власть, сильно ослабевшую в конце предыдущего правления, связывалась в сознании Павла I уже не с «просвещенным абсолютизмом», а с опорой на авторитаоную силу.

В столице новый император постарался установить те же порядки прусской казармы времен Фридриха II, которые были в его гатчинской резиденции (Екатерина II не любила сына, он фактически был удален от двора и жил в Гатчине, недалеко от С.-Петербурга). Традиции русской армии, принесшие ей славу, не устраивали императора: его идеалом была прусская военная система, выбивавшая из солдат всякую инициативу. Ежедневно на площади перед дворцом проходили смотры-вахтпарады, во время которых за малейшую провинность можно было попасть в опалу. Были в военных преобразованиях Павла и положительные элементы: он исключил из армии числившихся в ней, но не служивших офицеров, заставил нести тяготы военной жизни столичных гвардейских офицеров, которые при Екатери не вели праздную жизнь. Однако служба при Павле носила бессмысленный, формальный характер, проходила в обстановке неуверенности и страха.

Крестьянская политика при Павле I по сути дела была продолжением тенденций, существовавших во времена Екатерины. В руки помещиков было передано около 600 тыс. государственных крестьян, жестоко подавлялось малейшее проявление недовольства в крестьянской среде. Вместе с тем, желая ослабить социальную напряженность в деревне, Павел попытался внести элемент упорядоченности в отношения крестьян и помещиков. Так, указ о трехдневной барщине рекомендовал помещикам ограничить эксплуатацию крестьян на барской запашке тремя днями в неделю, было запрещено продавать «с молотка» дворовых и безземельных крестьян.

Была предпринята попытка предельно централизовать государственное управление. Значительно выросла роль генерал-прокурора Сената, повсеместно ограничивалась коллегиальность в управлении.

Укрепить самодержавную власть должен был новый закон о престолонаследии (1797), не допускавший женского правления, которое вносило элемент нестабильности в династические отношения в бурном XVIII в.

Решительно пресекались Павлом все попытки проникновения в Россию европейского свободомыслия. Был запрещен ввоз иностранной литературы, резко отрицательное отношение к революционной Франции проявилось и во внешней политике.

Внешняя политика России в царствование Павла I

В области внешней политики император Павел I продолжил борьбу с Французской революцией, начатую его матерью. Активная завоевательная политика Франции в этот период вызывала растущие опасения европейских держав, которые образовали новую антифранцузскую коалицию (Англия, Россия, Австрия, Турция и Неаполитанское королевство). Основным театром военных действий с участием русских войск в войне 1798-1799 гг. стали Средиземное море, Италия и Швейцария.

Осенью 1798 г. русский флот под командованием Ф.Ф.Ушакова вошел в Адриатическое море и совместно с турецкой эскадрой начал боевые операции против французских войск на Ионических островах. В феврале 1799 г. русские корабли, высадив десант, взяли считавшиеся неприступными крепостные сооружения о. Корфу и, очистив архипелаг от французов, двинулись к итальянскому побережью.

Десант, высаженный на восточном побережье Апеннинского полуострова, с боями пересек его с востока на запад, освободив от французов Неаполь и Рим.

В 1799 г. русско-австрийские войска под командованием А.В.Суворова одержали ряд блестящих побед над французскими генералами Макдональдом, Моро, Жубером в Северной Италии. В апреле 1799 г. была одержана победа на р. Адде. в июне – на р. Треббии, в июле была взята Мантуя, в августе французы были разбиты при Нови. Однако успехи Суворова вызывали сильнейшие опасения у австрийцев, которые боялись усиления русского влияния и стремились к установлению своего господства на освобожденных от французов итальянских территориях.

В сентябре 1799 г. русские войска оставили Италию и двинулись в Швейцарию на соединение с русским корпусом генерала А.М.Римского-Корсакова. Войска Суворова, выбив французов с перевала Сен-Готард и разбив неприятеля у Чертова моста, вышли в Муттенскую долину. Однако из-за предательской тактики австрийцев развить успех не удалось. Корпус Римского-Корсакова был разбит, а войска Суворова были окружены превосходящими силами противника. В ожесточенных боях они сумели пробиться через горные перевалы и вышли из окружения.

Трения в отношениях между союзниками привели в конечном счете к изменению направления во внешней политике России. Новый курс на сближение с Францией привел к англо-русским осложнениям, что привело к разрыву экономических отношений. В Петербурге рассматривали возможность войны с Англией (предполагалось направить казачьи полки в Индию, балтийский флот готовился к операциям на море).

Однако такое изменение внешнеполитического курса вызвало недовольство в дворянских кругах, заинтересованных в торговле с Англией, что стало одной из причин заговора против Павла I.

Убийство Павла I

Жесткие, доходящие до жестокости методы управления Павла I, созданная им обстановка страха и неуверенности, недовольство высших дворянских кругов (лишенных былой свободы и привилегий), столичного гвардейского офицерства, нестабильность политического курса привели к возникновению заговора против императора. Нити его сошлись в руках петербургского военного губернатора графа П.Д.Палена, контролировавшего ситуацию в столице. В ночь с 11 на 12 марта 1801 г. Павел I был убит заговорщиками в своем новом, только что построенном в Петербурге Михайловском замке. Престол наследовал его сын Александр I.

Внутренняя политика Александра I в 1801-1812 гг.

Дворцовый переворот 11 марта 1801 г. продемонстрировал стремление части правящих кругов усилить роль дворянства в управлении страной, несколько ограничив при этом личный произвол монарха. Уроки павловского царствовании и Французской революции, проникновение в Россию просветительской идеологии, осуждавшей деспотиям и феодальные порядки, способствовали распространению в верхах реформаторских воззрений, появлению различных преобразовательных планов, призванных пресечь самовластье царя и злоупотребления помещиков. Новый император Александр I (1777-1825) в целом разделял эти взгляды. Идеи эпохи Просвещения оказали известное влияние на Александра I. Царь стремился модернизировать социально-экономические и политические институты (он имел, в частности, программу решения крестьянского вопроса путем постепенной ликвидации крепостного права), надеясь тем самым избавить страну от внутренних потрясений.

Воцарение Александра I ознаменовалось серией мер, отменявших те распоряжения Павла I, которые вызвали недовольство дворянства. В армию возвращались уволенные Павлом I офицеры, политические заключенные освобождались, был разрешен свободный въезд и выезд из страны, уничтожена «тайная экспедиция» и т.п.

Первые годы правления Александра I характеризовались острой борьбой в верхах вокруг проектов различных реформ социально-экономического и политического характера. В правящих кругах существовали различные группировки, каждая из которых имела свои рецепты решения стоявших перед страной проблем. «Молодые друзья» императора (П.А.Строганов, Н.Н.Новосильцев, В.П.Кочубей, А.Чарторыйский), образовав так называемый Негласный комитет, в рамках которого они обсуждали с императором важнейшие вопросы государственной жизни, выступали за отмену в будущем крепостного права и превращение России (также в перспективе) в конституционную монархию. Сановники екатерининского царствования («екатерининские старики») стремились усилить влияние вельможно-бюрократических верхов на управление империей. С этой целью они ратовали за расширение функций Сената, в частности – за предоставление ему возможности оказывать воздействие на законодательный процесс. «Екатерининские старики» были противниками каких-либо перемен в отношениях между крестьянами и помещиками. За более широкие преобразования высказывались участники дворцового переворота, возглавлявшиеся бывшим фаворитом Екатерины II П.А.Зубовым. Они добивались превращения Сената в представительный орган дворянских верхов, наделения его законосовещательными правами чтобы поставить законодательную деятельность царя под контроль высшего дворянства. Эта группировка допускала возможность известного ограничения помещичьей власти над крестьянами, а в перспективе была готова к постепенной ликвидации крепостного права. Наконец) в среде высшей бюрократии имелось немало противников вообще любых перемен. В сохранении существующих порядков они видели самую надежную гарантию общественной стабильности.

Основная масса дворянства была также настроена весьма консервативно. Она стремилась сохранить свои привилегии и прежде всего – безграничную власть помещиков над крестьянами. Затишье, наступившее в деревне после подавления мощной волны крестьянских выступлений 1796-1797 гг., укрепляло уверенность подавляющего большинства дворянства в незыблемости существующего строя. Широкие слои помещиков негативно относились к любым попыткам ограничить свободу волеизъявления императора. В этой связи реформаторские планы, вынашивавшиеся различными представителями правящих кругов, не встречали сочувствия в дворянской массе. Слой просвещенных дворян, в которых Александр I видел опору своих реформаторских начинаний, был слишком тонок. Любые действия царя, затрагивавшие помещичьи привилегии, грозили новым дворцовым переворотом.

В этой связи в социально-экономической области царь смог провести лишь некоторые скромные преобразования, ни в коей мере не затрагивавшие крепостнические порядки и представлявшие собой незначительную уступку зажиточным слоям города и деревни. 12 декабря 1801 г. купцам, мещанам и казенным крестьянам была предоставлена возможность приобретать в собственность ненаселенные земли (ранее владение землей, населенной или ненаселенной, было монопольным правом дворянства). 20 февраля 1803 г. появился указ, в соответствии с которым крепостные крестьяне могли с согласия помещиков выкупаться на волю с землей целыми селениями. Получившие этим путем свободу крестьяне должны были именоваться «свободными хлебопашцами». Число «свободных хлебопашцев» в итоге оказалось очень небольшим. Акт 20 февраля 1803 г. в первую четверть XIX в. был применен в 161 случае и коснулся лишь 47153 крестьян мужского пола. Меры, призванные в той или иной степени ограничить помещичий произвол, затронули лишь Прибалтику. В 1804 г. крестьяне Лифляндии и Эстляндии были объявлены пожизненными и наследственными владельцами своих земельных наделов. При этом устанавливались фиксированные размеры крестьянских повинностей, что не позволяло помещикам повышать их по своему усмотрению.

Лишь на бумаге остались планы преобразований, призванные внести более или менее существенные перемены в систему управления Российской империи. Александр I вынужден был считаться как с приверженностью основной массы дворян принципам самодержавия, так и с тем, что введение элементов представительства (мыслившегося, естественно, как представительство дворянское), при нежелании помещиков поступаться даже частью своих привилегий, затруднило бы проведение в жизнь мероприятий, противоречащих интересам первого сословия империи. В результате дело ограничилось лишь актами, совершенствовавшими организацию бюрократического аппарата. Правда, 8 сентября 1802 г. появился указ о правах Сената, в какой-то мере учитывавший олигархические настроения «екатерининских стариков». Сенат получил возможность делать царю представления относительно указов в тех случаях, если последние противоречили действующим законам или создавали какие-либо затруднения. Однако попытка сенаторов в 1803 г. воспользоваться этим правом вызвала негативную реакцию Александра I. В итоге Сенат лишился предоставленной ему (впрочем, чрезвычайно скромной) возможности следить за законностью действий верховной власти. 8 сентября 1802 г. царь подписал Манифест об учреждении министерств. Этот акт в известной степени юридически оформлял наметившийся еще в XVIII в. процесс постепенного вытеснения коллегиальных начал в центральном управлении, введенных Петром I, принципами единоначалия. Усложнение задач, стоявших перед самодержавием, по мере того как общественный прогресс менял жизнь страны, требовало повышения гибкости и оперативности в работе бюрократической машины. Коллежская система управления с ее медлительным делопроизводством не отвечала требованиям времени. Издание этого Манифеста подготавливало почву для замены коллегий министерствами, в которых вся власть сосредоточивалась в руках одного лица – министра, назначавшегося царем и отвечавшего за свои действия только перед монархом. Сами коллегии первоначально не были ликвидированы. Они вошли в состав соответствующих министерств и продолжали заниматься решением текущих вопросов государственного управления.

В начале царствования Александра I были приняты некоторые меры, призванные способствовать развитию просвещения. В 1803 г. вступило в силу положение об устройстве учебных заведений. Кроме того, в Дерпте, Вильно, Казани и Харькове были основаны университеты, а в Петербурге Педагогический институт, преобразованный впоследствии в Главный педагогический институт, а в 1819 г. – в Университет.

В целом реформы первых лет александровского царствования не внесли сколько-нибудь крупных перемен в жизнь страны. Начавшаяся в 1805 г. война с Францией вообще временно сняла с повестки дня вопрос о каких бы то ни было преобразованиях.

После окончания боевых действий и заключения в 1807 г. Тильзитского мира с Наполеоном проблема реформ снова становится объектом обсуждения в правящих кругах. Преобразовательные планы в этот период были связаны с именем выдающегося государственного деятеля М.М.Сперанского (1772-1839), одного из ближайших советников Александра I. В 1809 г. М.М.Сперанский составил «Введение к Уложению государственных законов», в котором содержалась обширная программа серьезных реформ. Их своевременное проведение в жизнь, по мысли М.М.Сперанского, должно было избавить страну от революционных потрясений, которые пережила Европа. В основу задуманной им политической реформы закладывался присущий правовому государству принцип разделения властей, предполагающий размежевание законодательных, исполнительных и судебных функций и создание соответствующих структур. План М.М.Сперанского предусматривал образование предстаивтельного органа с законодательными функциями (на манер парламента) в лице Государственной думы. Она мыслилась как учреждение, ограничивающее власть монарха. На местах создавались губернские, окружные и волостные думы. Избирательные права М.М.Сперанский собирался предоставить дворянству и лицам «среднего состояния» (купечеству, государственным крестьянам и т.п.). Исполнительная власть средоточивалась в министерствах, а высшей судебной инстанцией должен был являться Сенат. Проектируемую М.М.Сперанским систему законодательных, исполнительных и судебных инстанций венчал Государственный Совет, который должен был играть роль связующего звена между царем и всеми государственными структурами. Члены Совета назначались императором.


5221882040661823.html
5221898011232090.html
    PR.RU™