Степень развития капитализма

Многие историки и экономисты, когда рассуждают о развитии капитализма в России, не различают собственно капиталистическое развитие и экономический рост или экономическое развитие.

41 Немчинов В. С. Указ. соч. Т. 4: Размещение производительных сил. М.: Наука, 1967. С. 374.

"Лященко П. И. История народного хозяйства СССР. Т. II. С. 88.

43 См.: Россия XIX-XX вв. Взгляд зарубежных историков. М.: Наука, 1996. С. 179.

14 См.: Бухараев В.М., Люкшин Д. И. Крестьяне России в 1917 году. Пиррова победа «общинной революции» /7 1917 год в судьбах России и мира. Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению. М.: Институт российской истории РАН, 1998. С. 132.


Великая реформа и судьбы капитализма в России

Так, в обобщающем многотомном труде по истории экономики СССР читаем: «Об уровне развития капиталистической экономики России можно судить по сле­дующим показателям: в 1913 г. по уровню промышленного производства Россия занимала пятое место в мире, по добыче нефти, вывозу древесины, производству пиломатериалов — второе, по выработке хлопчатобумажных тканей (суровых) — третье, по продукции машиностроения, по производству кокса и сахарного песка (из отечественного сырья) — четвертое, по производству чугуна, железной руды, цемента, выплавке стали — пятое, по добыче угля — шестое». И из всего этого делается такой вывод: «Развитие капитализма в России подготовило необходимые материальные предпосылки для социалистической революции и строительства нового общества»4'. Из более свежих сочинений можно привести такое мнение: «Рост промышленного производства, отвечавший в России почти исключительно потребностям внутреннего спроса, отражал степень капиталистической эволюции всего народного хозяйства. При этом абсолютные его размеры характеризовали масштаб передовой капиталистической сферы экономики страны, а показатели промышленного производства на душу насе­ления указывали на глубину проникновения капитализма в толщу производственных отношений, степень подчинения им всего народного хозяйства и распространения его на территорию страны»46. Очень странная логика — ведь показатели на душу населения в России были значительно ниже европейских стандартов.

Развитие экономики России в рассматриваемый период дейст­вительно было значительным, но это не выводило страну в ряд высокоразвитых капиталистических. По среднедушевому доходу страна оставалась в разряде отсталых. Так, по данным американ­ского исследователя П. Грегори, в России в 1913 г. доход на душу населения составлял 50% немецкого и французского, 20% английского и 15% американского. К 1913 г. относительная позиция Российской империи ухудшилась из-за быстрого роста населения и сравнитель­но низких темпов роста объема производства в 1860 — 1880-е годы. Вывод: «Относительная отсталость экономики России очевидна»47. Имеющиеся данные свидетельствуют даже об отставании России от стран Запада. Так, если в 1830 г. российский ВНП на душу населения составлял 70% среднеевропейского, то в 1913 г. он составил даже 60%48. Д. И. Менделеев также приводит расчеты, согласно которым в 1905 г. «сумма ценности нашего фабрично-заводского производства едва ли превосходит» 25 руб. в год в среднем на жителя, тогда как в США тот же показатель составляет 330 руб. «До заработков испанских или итальянских, потом до немецких, французских и английских, а тем паче до американских нам очень далеко», — делает вывод Менделеев49. Экономическую отсталость России отмечали и некоторые советские историки. Так, И. Ф. Гиндин писал: «С 1861 по 1890 г. по темпам рос­та фабрично-заводской и горной промышленности Россия опережала Францию и Англию, а в 1890 — 1913 гг. — Германию и даже США. Однако в 1913 г. повысившийся удельный вес российской промышлен-



45 История социалистической экономики СССР. Т. 1. Советская экономика в 1917 — 1920 гг. М.: Наука, 1976. С. 17.

41' Бовыкин В. И. Финансовый капитал в России накануне первой мировой войны. С. 45.

"Грегори Л. Экономический рост Российской империи (конец XIX - начало XX в.). Новые подсчеты и оценки. М.: РОССПЭН, 2003. С, 21.

18 Экономическая история России XIX—XX вв.: современный взгляд. М.: РОССПЭН, 2000. С. 209.

49 Менделеев Д. И. К познанию России. М.: Айрис-пресс, 2002. С. 346.

9. «Вопросы экономики» № 4 129


М. Воейков

ности в совокупной промышленной продукции пяти указанных стран оставался незначительным»50. И хотя автор по традиции того времени пишет о «капиталистической» России, но тут же оговаривается, что российский капитализм «не мог совершить скачок в своем развитии и преодолеть вековую отсталость», что «тяжелое наследие крепостни­чества и азиатчины по рукам и ногам сковывало развитие страны»51.

Есть и более обобщенные данные. А. Г. Вишневский приводит темпы прироста ВНП на душу населения за 1870—1913 гг. по основным странам. Так, среднегодовые темпы прироста были (в процентах): Россия — 1,0; США — 2,2; Великобритания -- 1,1; Германия -- 1,6; Франция -- 1,4; Италия — 0,7; Япония — 1,7. Россия, хотя и развивалась почти как западные страны, но по темпам прироста опережала только Италию. Поэтому вывод Вишневского о том, что «в целом, несмотря на ускорен­ное промышленное развитие, преодолеть отрыв от западных стран не удавалось, возможно, он даже увеличивался»52, следует признать вполне убедительным. И в финансовом отношении, несмотря на знаменитую реформу С. Ю. Витте, Россия ничем похвастаться не могла. Имеющиеся данные говорят, что доля России в мировом экспорте даже снизилась с 5,2% в 1885 г. до 4,5% в 1913 г., а по объему в стоимостном выражении была меньше английской в 3,3 раза, США -- 3,1 раза, Германии -3 раза, Франции -- 1,7 раза. Рубль, даже став золотым, «на между­народную валютную арену практически не вышел... Имевшийся на этот счет потенциал золотой валюты так никогда и не был реализован»53.



Современный историк российских моделей индустриализации делает такой обоснованный вывод: «Если сравнить темпы индустри­ализации СССР и дореволюционной России, то последняя, по сути дела, топталась на месте... Нет никаких оснований утверждать, что при сохранении дореволюционного экономического устройства Россия до­стигла бы большего экономического развития, чем при большевиках»54. Таким образом, сделаем вывод, что «российский капитализм» не смог преодолеть «наследие крепостничества и азиатчины» и не смог про­вести индустриализацию и создать крупное машинное производство. Значит, господствовали не капиталистические отношения, хотя их доля была изрядной, а отношения «крепостничества и азиатчины».

Однако главное: нельзя путать экономический рост и социальную форму этого роста, то есть нельзя путать развитие производительных сил и развитие производственных отношений. Конечно, одно должно со­ответствовать другому, и история это подтверждает. Но такое соответст­вие не возникает автоматически с каждым пунктом развития техники и технологии производства. Естественным образом производственные отношения более или менее отстают от своего материального базиса

м Гиндин И. Ф. В. И. Ленин об общественно-экономической структуре и политическом строе капиталистической России // В. И. Ленин о социальной структуре и политическом строе капиталистической России. М.: Наука, 1970. С. 265.

51 Там же. С. 266.

52 Вишневский А. Г. Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР. М.: ОГИ,
1998. С. 12-13.

33Борисов СМ. Рубль — валюта России. М.: Консалтбанкир, 2004. С. 28—29. 14 Бокарев Ю. П. Две модели индустриализации // История российской промышлен­ности в XX веке. М.: ИЭ РАН, 2004. С. 30-31.


Великая реформа и судьбы капитализма в России

и соответствуют ему лишь в итоге. Поэтому следует признать грубой методологической ошибкой, когда по показателю промышленного произ­водства на душу населения определяют степень развития капитализма.

При этом необходимо иметь в виду, что значительную долю нацио­нального дохода России в начале XX в. давало именно сельское хо­зяйство. По обобщенным данным А. Л. Вайнштейна, в 1913 г. на долю сельского хозяйства, лесоводства, рыболовства и охоты приходилось 52 — 54% национального дохода страны, а на промышленность, строи­тельство и транспорт — 34—36%.55 Иными словами, индустриальный сектор отнюдь не доминировал в дореволюционной России, а темпы его развития, даже временами значительные, не создавали в стране даже «среднеразвитого» капитализма.

Капиталистические производственные отношения как таковые характеризуются наемным трудом прежде всего в отраслях, где про­изводится прибавочная стоимость, то есть для них характерна экс­плуатация чужого труда. А это должно означать для условий России массовый переход рабочей силы из деревни в город, в промышлен­ность. Еще К. Маркс замечал относительно России: «Если Россия имеет тенденцию стать капиталистической нацией по образцу наций Западной Европы, — а за последние годы она немало потрудилась в этом направлении, -- она не достигнет этого, не превратив предва­рительно значительную часть своих крестьян в пролетариев; а после этого, уже очутившись в лоне капиталистического строя, она будет подчинена его неумолимым законам, как и прочие нечестивые народы. Вот и все»36. Но к 1917 г. крестьянское население в России существенно преобладало, численность пролетариата была ничтожна. В Германии уже к 1910 г. большая часть населения проживала в городах, и рабочие составляли более 60% населения страны57.


5219400880531712.html
5219427611393811.html
    PR.RU™